Ядовитая справедливость или борьба ради борьбы?

Справедливость

То тут, то там вижу призывы бороться до конца, даже с малейшей несправедливостью. Нахамил чиновник? Срочно запишите видео, привлеките прессу, и его уволят, а заодно и его начальству достанется. И что, что там все схвачено? Борьба, борьба, что вы ноете на диване?! Вам причинили вред или совершили преступление? Садить преступника, без права примирения. Даже если он деньги предлагает, которых вам за 5 лет не заработать. К горькому сожалению в Интернете не все так легко, как кажется с дивана «борцов».

Можно писать жалобы и возмущаться, включать видеозапись и отправлять его в Сеть, привлекая массу внимания общества, осаждать вышестоящие инстанции и т.д.Мелкого чиновника,  рядового полицейского, продавца или учителя вы легко и успешно поставите на место. С крупными придется повозиться, но своего вы добьетесь.Но вы интересовались хоть раз, как обстоит жизнь у тех борцов за справедливость, которым противостоит система, круговая порука или деньги? Или ДЕНЬГИ, получаемые благодаря СИСТЕМЕ в условиях КРУГОВОЙ ПОРУКИ?

Кто-то скажет – ха, победите одного и остальные будут бояться. Да-да, лютым страхом. Вот только все опять забывают, что у чиновника или обычного богатого человека куда больше законных (именно так – ЗАКОННЫХ) методов воздействия даже с незаконными целями.

Жили-были Петровы…

ДТП с ребенкомКогда-то уже давно, в середине 2000х, когда на всякие жалобы граждан даже никто не отвечал в установленный срок, у моих родственников – допустим, Петровых, сбили 9-летнего ребенка. Прямо на детской площадке, куда кубарем влетела иномарка мчавшегося по городу дурака. Мальчик остался жив, но получил травмы, признанные тяжким вредом здоровью. Нарушителем ПДД оказался крупный чинуша местного значения. Сперва все было хорошо –он был пьян и не отрицал этого, хотя на дворе, еще раз — середина 2000-х и санкции за пьянку за рулем были весьма щадящими. Спустя неделю чиновник сам предлагал солидные деньги на лечение ребенка с внушительной компенсацией морального вреда (только за нее можно было купить новую отечественную машину).

«Важный человек»искренне, якобы, извинялся и просил все замять, приехав сразу с милиционерами (!), у которых на руках уже были составлены все бумаги о прекращении производства по делу – оставалось получить деньги и поставить подписи. По этим бумажкам ребенок в темное (это июне-то, в 19 часов вечера!) время суток вылетел на велосипеде поперек дороги и почти под колеса трезвого водителя, ехавшего 40 км/ч. Уходя от столкновения, водитель перевернулся и зацепил маленького балбеса на велике, чуть придавив его багажником тяжеленного седана. Даже показания матери и показания пострадавшего ребенка, данные якобы в присутствии педагога (!!!), были придуманы и оформлены без подписей. Нашлись и показания свидетелей – все было готово от и до.  Дело прекращалось за отсутствием состава преступления.

Они шли, уверенные в успехе переговоров. Возможно он и не хотел отдавать эти деньги, но понимал, что это – единственный способ все замять без последствий, сохранить лицо и должность.

Казнить нельзя помиловать. Запятая под вопросом

Мать уже почти дала согласие – денег было в семье немного, лечиться сыну предстояло долго и предлагаемой суммы хватило бы с лихвой, но тут в беседу вмешался ее муж, потребовав день на раздумья – и понеслась она, битва за справедливость против «этой гадкой системы». Как оказалось, он записал разговор на диктофон, сочинил жалобы «о давлении», «о коррупции», «о подлоге», написал изобличительную статью в региональную газету и… добился своего!

Чиновника уволили и возбудили на него уголовное дело (но уже за «трезвое ДТП» с тяжким вредом здоровью – до 2 лет условно, поскольку опьянение не было подтверждено по каким-то формальным основаниям).

Дознавателя и гаишника, приезжавших с чиновником, и попавших на диктофонную запись – тоже с позором уволили. Одного из их начальников – понизили в должности, начальника полиции города – за малым не отправили следом за мелкими сошками. В  отделе милиции провели масштабную проверку, по итогам которой выгнали еще несколько сошек разного уровня и нашли вагон скелетов в шкафах.

Победа? Да, более чем громкая – для середины 2000х-то! Если бы не одно маленькое НО…

Перед финальной битвой

Петрова, а заодно и его жену, тоже водившую машину, ежедневно стали останавливать представители ГАИ. С утра и до вечера. Город маленький, и их будто ждали на пути следования. Стоило отъехать от дома, работы, из гостей, как минимум раз в день появлялась машина ДПС. И так почти четыре месяца, пока шло следствие и слушалось дело. Полсотни самых разных штрафов – за огнетушитель, просроченные лекарства в аптечке, за короткие брызговики, ремни, грязные номера, не включенный поворотник, задетую колесом сплошную и т.д. Машина ДПС просто садилась на хвост и сопровождала автомобиль, игнорируя даже явные нарушения других участников движения. Половину постановлений обжаловали, что-то даже отменили, потратив на юристов в 30 раз больше, чем сэкономили. В то же время брат борца за справедливость лишился прав за алкогольное опьянение, будучи взятым за рулем заведенной машины, стоявшей на брусках без колеса (!), когда чинил ее перед домом с бутылкой пива.

Суды двух инстанций помахали бумажками — практика стабильна: завел машину – значит управлял. Точка. Видимо, совпадение.

Когда дело передали в суд, Петрову предложили уйти с работы по-собственному. Он работал у достаточно серьезного бизнесмена уже седьмой год заведующим крупным магазином с момента его открытия. Перед этим предпринимателя осадили все проверяющие службы, от пожарного надзора, до ОБЭПа, вывернувшего наизнанку компьютеры и документыкак в магазинах, так и в офисе предпринимателя. Нашли пиратские версии программ, сокрытые налоги. На пару уголовных дел и на шестизначные штрафы набралось легко. Бизнесмен с Петровым был честен: «Иван-Иваныч, извини, но у меня семья, дети, старые родители… ни статьи уголовные, ни банкротство мне не нужны, а мне намекнули, что из-за тебя вся эти прессуха. Давай сам, подобру?». Ушел сам, ведь зачем непричастному человеку проблемы создавать?

Жена Петрова тоже потеряла работу, так как работала в муниципальном учреждении, находившемся ранее в прямой зависимости от уволенного чиновника. На его место, кстати, пришел его очень хороший друг и бывший одноклассник. Комментарии, как понимаете, излишни? Почти десять проверок ее участка работы за квартал, ежедневные предложения «уволиться от греха подальше, как бы что не вышло серьезного» и последующая госпитализация с подозрениями на инфаркт от нервотрепки. Начальник приехал к ней, предложил уйти по здоровью, мол он не хочет, но на него давят сверху. Держалась до последнего, но пока была в больнице – в ее работе вдруг нашлась куча недостатков и ворох бумаг, которых она в глаза не видела.

После выписки провели еще раз проверку, составили акты и по закону с позором уволили. Юрист, к которому обратились, развел руками: вижу, что по неприязненным отношениям загнобили, но порядок увольнения соблюли. Шансы восстановиться минимальны на успех, даже если выиграем – работать не дадут, максимум отсудите немного денег за прогулы.

Так был поставлен крест на карьере 38-летней женщины, т.к. после такой «славы» в небольшом городе ловить нечего. Ее сестра тоже вынуждена была уйти из муниципалитета с должности начальника отдела в продавцы – ей прямо сказали, что с ней будет также.

Послевкусие победы

Несмотря на весь прессинг, дело исправно шло к завершению, хотя и тянулось больше полугода. Дела «простых смертных» по таким ДТП доводили до суда за 2 месяца, но экс-чиновник затягивал каждый шаг. Явных злоупотреблений по нему никто не допускал, но все понимали, что виновнику грозит мизерный срок.

Вскоре был вынесен приговор и чиновник получил свой законный год условно с присужденной мизерной компенсацией, в сумме и за лечение и за моральный вред в10 раз (!!) меньшей от той суммы, которую он предлагал изначально. Вдвое меньше от первоначального он предлагал еще раз перед судом, намекнув, что им еще тут жить, а ему не нужна судимость и он готов примириться даже сейчас. Отец был непреклонен и зол, в суде настаивал на реальном сроке, рассказывал о давлении, за что сразу же прерывался судьей – мол, «не имеет отношения к делу, все это домыслы и неприязнь к подсудимому».

В день, когда осужденный добросовестно перечислил положенные деньги на карту Петрова, он вслед прислал СМС «Зря. Я хотел как лучше». Той же ночью загорелся гараж вместе с машиной. Сгорело все дотла. Установили поджог, несмотря на попытки обратить органы следствия внимание на обиженного экс-чиновника, на СМС и прочее — «настоящего преступника» нашли быстро — неадекватного наркомана-соседа, который помимо поджога написал явку еще на 5 преступлений и уехал по суду лечиться от зависимости за счет государства. Возмещение ущерба? Не смешите, он последний стол на шприц сменял, а в его квартире были скручены даже двери.

Старший сын, закончивший 10-й класс на стабильное «отлично», внезапно с 1 сентября 11-го класса покатился в школе с твердых пятерок на тройки-двойки. Требования к нему выросли якобы в преддверии крупной олимпиады, вот только выросли они лишь к нему и только у двоюродной сестры осужденного чиновника, являвшейся классным руководителем, и тех учителей, с кем она была близка. Болтали, что им заплатили. Поговаривали, что дали установку «не дать доучиться». Наверное, просто совпадение…

На выходе — стабильный неуд по 3-4 предметам, бюрократическая битва за допуск к экзаменам, регулярные пересдачи в присутствии комиссии и сорвавшаяся серебряная медаль, а с ней и поступление в нормальный ВУЗ по знаниям, а денег на учебу уже не было.

Послевкусие победы

Борьба или худой мир?

Итоги: полный игнор со стороны друзей и близких (на всякий случай, вдруг чего!), два года нищеты со случайными заработками, сборы денег на лечение пострадавшего сына, так и не проведенное в достаточном объеме, полностью распроданное имущество и бегство (иначе не назвать) в другую область за 500 км отсюда. Супруги развелись, хотя и продолжили жить вместе, поскольку жена не простила мужу этой борьбы – мол, взяли бы деньги, вылечили сына и сами бы жили нормально. А фамилия «Петров» по сей день является в городке нарицательной  и употребляется в контексте борьбы за свои права. Мол, ты «Петровым» стать хочешь за свою борьбу? Вперед, борись!

И все, конечно, сейчас скажут – да надо было писать еще и еще, привлекать прессу, бороться, сражаться и идти до конца. Но до какого именно конца? Следующим шагом, были уверены Петровы, да и я, стала бы ржавая труба по голове кому-нибудь из них. Или кирпич в подворотне. И хорошо если самому Петрову, а не кому-нибудь из его детей… И, конечно, сделал бы это очередной наркоман за дозу, просто так совпало и никакого отношения к делу бы не имело…

Борьба – благородна. Но не ценой жизни, благополучия и здоровья своих близких, особенно когда все могло быть иначе с теми же исходными данными.

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *